Arms
 
развернуть
 
163000, г. Архангельск, ул. К. Маркса, д. 20
Тел.: (8182) 63-98-40, 63-98-00, (8182) 63-97-00 (ф.)
oblsud.arh@sudrf.ru
163000, г. Архангельск, ул. К. Маркса, д. 20Тел.: (8182) 63-98-40, 63-98-00, (8182) 63-97-00 (ф.)oblsud.arh@sudrf.ru
ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 29.08.2017
Восьмидесятилетию Архангельского областного суда посвящается... Вышло в свет интервью председателя Архангельского областного суда в почетной отставке Михаила Григорьевича Аверина в ежегодном журнале "Итоги и перспективы Архангельской области"версия для печати


 

 

Пехота правосудия Михаила Аверина

 

Суды общей юрисдикции в Архангельской области ежегодно рассматривают около 360 тысяч дел и материалов. По приблизительным оценкам каждый третий житель Поморья ежегодно становится участником судебного разбирательства. Исследуя аналитические данные о работе судебной власти в регионе, можно сделать выводы о причинах и содержании злободневных социальных проблем.

 

Какие вопросы сегодня стоят перед судебной системой страны – этим и другим темам был посвящен наш разговор с Михаилом АВЕРИНЫМ, 22 года возглавлявшим Архангельский областной суд, посвятившим судебной работе свыше 43 лет. В ноябре 2016 года, отметив 70-летие, главный судья области вышел в почетную отставку.

 

– Михаил Григорьевич, какие тайны раскрывает судебная статистика в Архангельской области?

 

– Статистика рассматриваемых дел – своего рода срез общественных проблем.

Так, вопреки бытующим представлениям, что в суде «судят и садят», свыше двух десятилетий примерно 70 процентов дел, разрешаемых судами, – дела гражданские: споры, затрагивающие первоочередные интересы и основополагающие права наших граждан.

До 1990-х в структуре гражданских споров лидировали семейные, связанные с разводами, взысканием алиментов и разделом имущества. Сейчас они составляют лишь 5%. Львиная доля дел – о взыскании платы за жилищно-коммунальные услуги (почти 50% в 2015 году). Далее идут споры, связанные с неуплатой налогов, кредитные споры, дела о возмещении ущерба, трудовые споры и т д.

Примечательна статистика по делам о лишении родительских прав. Если еще несколько лет назад рассматривалось до 1000 дел ежегодно, то сейчас 750-780, то есть отмечается некоторая положительная тенденция, но существенного улучшения мы не наблюдаем (особенно памятуя о том, что ежегодно население области сокращается). При этом невелико количество тех, кто восстанавливается в родительских правах.

На 2010 год пришлось наибольшее количество дел об усыновлении: 209 дел – об усыновлении россиянами и 26 – иностранными гражданами. В 2015 году суды области рассмотрели 153 дела об усыновлении нашими согражданами и 21 дело о международном усыновлении. Следует отметить, что по результатам рассмотрения одного дела, как правило – о международном усыновлении, родителей нередко обретают сразу несколько ребятишек.

Растет число споров, связанных с воспитанием детей: об установлении порядка общения с ребенком, определении места проживания, споры по обращениям бабушек и дедушек, стремящихся реализовать свое право на общение с внуками. Это также показатель общественной нестабильности, растущей конфликтности: в суд приходят родные люди, а претерпевают от таких конфликтов, в первую очередь, дети и внуки…

 

- Каковы основные статистические данные по рассмотрению уголовных дел? Насколько злободневна проблема малого числа оправдательных приговоров?

 

- Наибольшее число преступлений совершается против собственности, против жизни и здоровья. В 2015 году из более чем 4 тысяч оконченных уголовных дел с вынесением приговора районными судами рассмотрено 78%. Прекращено производство по 790 уголовным делам (19%) в отношении 1074 человек. К лишению свободы осуждено 1828 лиц (48%), включая 90 несовершеннолетних.

В отношении 20 граждан вынесены оправдательные приговоры. О них стоит поговорить отдельно, так как их число часто вызывает критику.

Анализ статистики, а она общедоступна, все расставляет на свои места. Свыше 60% всех уголовных дел рассматривается в особом порядке, то есть подсудимый вину признает, просит назначить наказание с учетом данных о его личности. Так, в судах Архангельской области в первом полугодии 2016 года особый порядок принятия решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением применялся при рассмотрении 65% дел (в 2015 году – 60%).

До 30% всех уголовных дел судом прекращаются по нереабилитирующим основаниям, как правило, в связи с примирением сторон. Так, в 2015 году в суды области поступило на рассмотрение 9500 уголовных дел, из них без малого 3 000 дел прекращено по нереабилитирующим основаниям, по реабилитирующим – почти 300 дел. Фактически почти каждый четвертый подсудимый освобожден от ответственности. Таким образом, по существу в общем порядке суды рассматривают менее 30% от числа поступающих уголовных дел.

Важно осознавать, что подавляющее большинство рассматриваемых дел – о преступлениях небольшой тяжести (по России в 2015 году было 530 тысяч таких дел), средней тяжести (235 тысяч), по тяжким преступлениям – 186 тысяч и по особо тяжким – 46.

Оправдательный приговор – не самоцель, но без них не может быть правосудия.

По первой инстанции суды субъектов России преимущественно рассматривают дела в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Нередко на скамье подсудимых неоднократно судимые граждане, характеризующиеся исключительно отрицательно. Казалось бы, при таких обстоятельствах у судьи может быть только одно понятное желание – признать виновным. Но такое мнение поверхностно и ошибочно.

Так, 24 декабря 2015 года вступил в силу приговор Архангельского областного суда в отношении жителя Плесецкого района, 1993 года рождения. Суд признал его виновным в убийстве знакомого, но полностью оправдал по обвинению в убийстве местной жительницы. Верховный суд РФ оставил приговор без изменения. Подсудимый характеризовался не лучшим образом, уже был судим несмотря на довольно юный возраст, убийство знакомого совершил в состоянии алкогольного опьянения. Отрицал вину по обоим эпизодам.

Суд самым тщательным образом разобрался во всех представленных доказательствах и оправдал подсудимого по обвинению в убийстве женщины. Так что не может быть обвинительного уклона в системе правосудия, как и заранее предустановленных обстоятельств уголовного дела и предрешенной судьбы человека.

 

- Бытует мнение, что кадры судейского сообщества формируется в основном из специалистов следственных органов и прокуратуры. Это так?

 

- Судьями в последние годы чаше становятся работники аппарата суда, как правило, помощники судей. В этом есть и плюсы, и минусы. Конечно, человек, который уже знаком с судебной деятельностью изнутри, имеет практический опыт. Но не каждый подносчик снарядов может стать артиллеристом. Не каждый помощник может стать высокопрофессиональным, ответственным и мудрым судьей, потому что эта работа требует особой ответственности, сочетания целого комплекса личностных качеств, включая умение владеть собой, сочувствовать, сопереживать, все время учиться, требует смелости, терпения и выдержки, требовательности к себе. Одно дело, когда ты подготовил проект судебного решения – и с плеч долой. И совсем другое, когда ты сам провел процесс, принял и огласил решение.

Конечно, на вакантные должности судей в числе прочих успешно претендуют юрисконсульты, специалисты из следственного комитета, прокуратуры, но в процентном отношении их с каждым годом все меньше, крайне редки претенденты из иных правоохранительных органов. Единицы представителей адвокатского сообщества приходят сдавать квалификационный экзамен на должность судьи.

 

- Много ли в судах Архангельской области свободных вакансий?

 

- На январь 2017 года в Архангельской области 28 вакансий судей районных судов, на шесть из них нет претендентов. Только в Северодвинском городском суде не хватает восьми штатных единиц судей, включая заместителя председателя.

В целом за последнее десятилетие процесс отбора в судейской корпус включает все больше требований. Высшее юридическое образование, пять лет работы по юридической специальности дают формальное право сдавать квалификационный экзамен на должность судьи. В случае получения положительной оценки претендент по его заявлению может быть включен в кадровый резерв. Однако высокопрофессиональных грамотных юристов в области, в отличие от обладателей диплома юриста, крайне мало.

Усугубляет ситуацию и то, что кандидат, его родственники обязаны обладать безупречной биографией. Вопросы к прошлому могут возникать самые разные, включая нарушения правил дорожного движения, например, одним из родителей претендента на вакантную должность судьи. В ряде случаев судьи не назначаются только потому, что присутствует так называемый «конфликт интересов», толкуемый порой очень вольно.

Серьезные сложности не только с назначением судей, но и председателей судов. В Няндомском районном суде, например, председателя не было свыше двух лет.

Еще более остро стоит проблема заполнения вакансий в аппарате судов. В нашей области ситуацию спасают в определенной степени так называемые «северные», но и они не являются гарантией или панацеей, даже на некоторые вакансии в областном суде мы не сразу находим кандидатов. Чуть более 10-15 тысяч рублей получают молодые специалисты в районных судах нашей области.

В России сменяется ежегодно от 100 до 400% работников аппарата судов, ощущается постоянный кадровый голод. Большая нагрузка, строгие требования, ненормированный рабочий день, а материальное стимулирование оставляет желать лучшего…

За последние годы практику в судах области прошли несколько сотен студентов. В результате, в 2016 году, например, менее 10% выпускников Юридического института САФУ сообщили, что рассматривают суд как вариант дальнейшего трудоустройства. На собственном опыте они убедились, насколько серьезные требования предъявляются к работникам аппарата суда, узнали, что такое нагрузка на районный суд или судебный участок мирового судьи, как часто приходится работать до позднего вечера, в праздники и выходные, в результате предпочли искать работу не столь сложную и напряженную, с иной системой оплаты труда.

 

- Раз в четыре года в стране проводится Всероссийский съезд судей. Вы были участником всех девяти съездов, возглавляли комиссию Совета судей России. Какие проблемы судейского сообщества так и не удалось решить даже на столь высоком уровне?

 

- На каждом съезде ведутся дискуссии о нормах служебной нагрузки. Исполнилось 20 лет с момента разработки нормативов, уже давно устаревших.  Из решения в решение тезис необходимости их утверждения проходит красной нитью, но практических изменений нет.

В 2014 году мировые судьи трех участков Северодвинска рассматривали более 10 тысяч гражданских дел в год. Невозможно себе представить, как такое количество просто оформить, а они рассмотрели!

Когда судьи и работники аппарата трудятся на износ, это, в первую очередь, сказывается на результатах работы, на отношении к ней, на собственно гражданах, обращающихся за судебной защитой. А что такое судебная ошибка, когда за каждым решением – судьба?

В суете нельзя тщательно рассмотреть все обстоятельства дела, вовремя и верно оформить документы. Если в день у судьи десять серьезных дел, то о каком правосудии мы говорим? А гражданину все равно, какая нагрузка судьи. Он обратился в суд, и будьте любезны рассмотреть его заявление в точном соответствии с законом.

Свыше десяти лет обсуждается проблема низкой оплаты труда работников аппарата, но практического решения по-прежнему нет.

 

- Зачастую после привлечения общественного внимания прессы суды и правоохранительные органы начинают пересматривать свое отношение к спорным делам. Такое влияние можно считать нормой?

 

- Предназначение СМИ – объективно представлять информацию. Я далек от мысли, что все суды белые, пушистые и работают без нарушений. Но когда преподносят тот или иной процесс в выгодном свете для конкретной стороны, замалчивая или искажая факты, для нее неугодные, то о каком уважении к закону можно говорить?

Априори деятельность судьи всегда предполагает несогласие. Бывает две, три, и даже пять сторон конфликта, у каждой свой интерес, аргументы, эмоции. А решение может быть только одно.

Если говорить о влиянии публикаций на судей – да, порой судьи испытывают неприятные чувства, но чаще мы сталкиваемся с проявлениями некомпетентности, нежели со злым умыслом или заказными публикациями: деятельность суда берутся обсуждать и осуждать комментаторы, не знакомые с правилами проведения процесса, требованиями закона. Для себя я определил уже очень давно: у судьи только один начальник – его величество Закон. Когда ты судишь по закону, по совести, по справедливости – ни одна статья тебя не выбьет из колеи. А если я не прав – меня поправят, для этого есть специальная процедура, вышестоящий суд.

 

- Сегодня часто обсуждается качество подготовки правоведов. Как за последние годы изменился уровень квалификации адвокатов и юристов, выступающих в судебных процессах?

 

– Я не берусь оценивать качество подготовки адвокатов, поскольку в последние годы нечасто участвовал в судебных заседаниях. Вспоминая годы работы в районном суде, могу сказать, что прежнее поколение адвокатов было более ответственным, добропорядочным, если хотите. Для них покривить душой или пойти против закона было невозможно. При вынесении приговора мы всегда прислушивались к позиции и прокурора, и адвоката. Невозможно было себе представить, чтобы человек участвовал в процессе, не поговорив с подзащитным, не исследовав тщательно материалы дела. А сейчас такое встречается!

Очень многое зависит от стандартов образования, уровня знаний и компетентности преподавателей юридических вузов. И другая составляющая – зачем люди идут в профессию юриста? Если мы шли за знаниями, то сегодня многие идут, чтобы пополнить ряды обладателей дипломов. Я всегда говорил выпускникам: если вы полагаете, что, окончив вуз, стали юристами – то вы глубоко ошибаетесь. Вы лишь получили допуск к этой профессии. А сможете ли вы оправдать это высокое предназначение, зависит от вас – как будете развиваться, работать, заниматься постоянным самообразованием.

 

- Как вы воспринимали пересмотры приговоров в вышестоящей инстанции? Оставались при своем мнении?

 

- Иногда судья первой инстанции не соглашается с решением вышестоящего суда. И я тоже порой был уверен, что прав, потому что видел людей, сам их допрашивал. Но в этом суть правосудия: твое решение могут пересмотреть судьи более опытные…

Я помню, отменили один мой оправдательный приговор, я был категорически не согласен. Обстоятельства дела помню по сей день. В овощехранилище, которое располагалось на окраине Архангельске, пришли в негодность тонны картофеля. Его засыпали на хранение, не перебрав и не просушив, исключительно, чтобы отчитаться о том, сколько тонн, как рапортовали тогда газетные передовицы, «засыпано в закрома». Работники предупреждали, сообщали начальству, что овощи сырые, не пролежат и до нового года. Но главным было отрапортовать. В результате картофель сгнил, а вину возложили на тех самых рядовых исполнителей. В районном суде мною был вынесен оправдательный приговор, а вышестоящая инстанция его отменила...

К слову сказать, подобные примеры абсолютно бездумного отношения в сельскохозяйственной продукции и сельскому хозяйству в целом в те годы, к сожалению, были не единичными…

 

- Где было интереснее работать – в областном или районном суде?

 

- У каждого судьи есть запоминающиеся дела… Для меня самые памятные связаны с работой в Ломоносовской районном народном суде Архангельска. Правосудие вершится именно на этом этапе – на земле, как я говорю, называя районных судей пехотой правосудия. Они напрямую общаются с гражданами, допрашивают их, а в областном суде мы преимущественно проверяем своих коллег, здесь у нас вторая и третья инстанции.

Если говорить о процессах, которые я вел, то в числе запомнившихся, – дело об установлении отцовства. События эпохи «позднего застоя» – начало 80-х. Истец работала в магазине «Светлана», ответчик – третий помощник капитана в тралфлоте. Отстраненный, самоуверенный. «Извините, женщина, я вас впервые вижу! У меня семья, дети!» – невозмутимо заявил в суде, отказываясь признавать, что ребенок – его родной сын.

Она пригласила свидетелей – своих подруг, утверждала, что встречалась с ответчиком в гостинице «Юбилейная». Стали разбираться, искать доказательства, запросили бухгалтерские документы. В регистрационной книге посетителей на необходимую дату никаких сведений – вырван лист. Главбуха пригласили, спросили про кассовые ордера (тогда посетителям выдавались маленькие квиточки об оплате номера). Выяснилось, что вся отчетность хранится в мешках в подвале гостиницы. Решили искать. В шестом мешке нашли нужную квитанцию, подписанную ответчиком. Тот под давлением доказательств, опасаясь лишней огласки, все-таки самостоятельно подтвердил в ЗАГСе свое отцовство..

В те времена экспертиза по подобным спорам, конечно, проводилась, но результаты ее носили общий характер – отцовство «не исключается» или наоборот. В судебном процессе порой видишь, что ребенок – копия отца, но кроме внешнего сходства – ни единого доказательства. И здесь возникала коллизия морали и права. Законом, увы, в ту пору не разрешенная до конца.

 

- С каким настроением покинули пост председателя областного суда?

 

- В этом году Архангельский областной суд отмечает 80-летие. Я завершил свою многолетнюю судебную работу с чувством выполненного долга: Архангельский областной суд сегодня – это высокопрофессиональный коллектив ответственных, неравнодушных и очень грамотных специалистов. Моему последователю искренне хотел бы пожелать строкой из известной песни: «Придут честолюбивые дублеры, дай Бог им лучше нашего сыграть!».

Работать нигде не планирую, уезжать тоже не собираюсь… Буду гулять по набережной, зимой – на лыжах кататься. С удовольствием провожу время с внуками.

 

Беседовала Елена Светличная

 

 

опубликовано 29.08.2017 14:40 (МСК), изменено 29.08.2017 14:41 (МСК)