Arms
 
развернуть
 
163000, г. Архангельск, ул. К. Маркса, д. 20
Тел.: (8182) 63-98-40, 63-98-00, (8182) 63-97-00 (ф.)
oblsud.arh@sudrf.ru
163000, г. Архангельск, ул. К. Маркса, д. 20Тел.: (8182) 63-98-40, 63-98-00, (8182) 63-97-00 (ф.)oblsud.arh@sudrf.ru
ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 10.04.2017
Дружественное к ребенку правосудие - итоги года в Архангельской области. Социальное сопровождение ребенка, преступившего закон, и участие медиаторов, служб примирения в судьбах детей, ставших участниками конфликтаверсия для печати

 

 

Архангельский областной суд вновь принимал участников совещания, посвященного вопросам дружественного к детям правосудия

 

В зале президиума областного суда встретились представители судов, прокуратуры, адвокатуры, правоохранительных органов, комиссий по делам несовершеннолетних, учреждений системы исполнения наказания, социальные работники, специалисты по медиации. В режиме видеоконференц-связи в заседании участвовали представители Вельского, Котласского, Няндомского и Коношского судебных районов. Обсуждение вопросов социального сопровождения и применения медиации собрало свыше ста участников, заинтересованных в полноценной реализации принципов, методов и форм дружественного к детям правосудия.

 

Выступив с приветственным словом, председательствующий судебного состава апелляционной инстанции по рассмотрению уголовных дел в отношении несовершеннолетних Владимир Федорович Ротькин отметил, что по итогам обобщения практики применения социального сопровождения несовершеннолетних, привлекаемых к уголовной ответственности, подсудимых и осужденных, в 2016 году всем субъектам применения сопровождения направлено информационное письмо, где сопровождение обозначено как социальное, а не досудебное, поскольку оно фактически продолжается после направления дела в суд и окончания судебного разбирательства, а также предупредил, что результаты исследования практики применения социального сопровождения, не являющейся единой, ни в коей мере не являются негативной оценкой деятельности субъектов её осуществления, тем более лиц, привлечённых к участию в уголовных делах в качестве специалистов, производивших социальное сопровождение несовершеннолетних.

 

По сообщению заместителя председателя правительства Архангельской области Екатерины Владимировны Прокопьевой всего в Поморье работают девять специалистов по социальному сопровождению несовершеннолетних в государственных организациях социального обслуживания семьи и детей: по два в Архангельском и Каргопольском социально-реабилитационных центрах для несовершеннолетних, один в Котласском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, четыре в Вельском центре социальной помощи семье и детям «Скворушка».

Также в социальном сопровождении несовершеннолетних принимал участие специалист Приводинского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Улитка». 

 

Правовую основу деятельности специалиста по социальному сопровождению несовершеннолетних, совершивших преступления, составляют решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при исполнительном органе власти Архангельской области:

– Порядок межведомственного взаимодействия органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних по социальному сопровождению подростков, вступивших в конфликт с законом, утвержден решением КДН от 20 февраля 2014 года № 1;

– решением КДН от 30 сентября 2015 года № 4 утверждена типовая рабочая инструкция специалиста, осуществляющего функции по социальному сопровождению несовершеннолетних, привлекаемых к уголовной ответственности, подсудимых и осуждённых, представляющая собой, по сути, Положение о специалисте.

 

В Архангельске и Северодвинске  для осуществления социального сопровождения следователи выносили постановления о допуске специалистов, в которых указывали о привлечении специалиста для содействия в сборе информации о личности несовершеннолетнего, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в профессиональную компетенцию специалиста.

В Котласе социальное сопровождение осуществлялось на основании информации следователей, направленной в СРЦН, постановления о привлечении специалиста следователями не выносились.

В Ломоносовском округе по делам, расследованным дознавателями, производились запросы о проведении социального сопровождения. Большинство дел содержат заключение и протокол допроса специалиста, за исключением Северодвинска, где специалисты допрашиваются, но заключения к делам не приобщаются (исключение – два дела, расследованных следователями МВД).

К некоторым делам, несмотря на рекомендации не делать этого, приобщены дневники сопровождения.

При этом в обвинительных заключениях, как правило, нет ссылок на данные социального сопровождения, специалисты не указываются следователями в списках лиц, подлежащих вызову в судебное заседание (кроме Северодвинска и частично Ломоносовского округа). Зачастую специалисты

указаны в списках как педагоги, социальные работники или свидетели со стороны обвинения.

В судебные заседания специалисты вызывались в соответствии с этими списками.

Если специалисты не были указаны в списках, то самостоятельно суды их в судебные заседания не вызывали.

 

Исключением являются два дела, когда специалист не участвовал в ходе предварительного следствия, однако судья Исакогорского районного суда Архангельска Павел Эдуардович Изотов при назначении судебного заседания вынес постановления о привлечении специалистов, которые в период до начала судебного разбирательства осуществляли социальное сопровождение, по результатам составили заключения и участвовали в судебном заседании.

Специалисты не всегда являлись в суды по вызовам, в ряде случаев не сообщая судам причины неявки.

Явившихся специалистов суды допрашивали в том же качестве, как они указаны в приложении к обвинительному заключению, т.е. свидетелей, педагогов, социальных работников.

В большинстве приговоров данные социального сопровождения учитывались при назначении наказания.

 

По информации Вельского центра социальной помощи семье и детям «Скворушка» специалист осуществляет социальное сопровождение совместно с педагогом-психологом, поскольку это помогает более детально изучить личность несовершеннолетнего, оказать необходимую психологическую поддержку подростку, его близким, психолог помогает урегулировать конфликты ребенка в семье и с социальным окружением.

 

В случае назначения условного наказания специалист по социальному сопровождению присутствует на первой встрече и беседе сотрудника уголовно-исполнительной инспекции с несовершеннолетним.

При возложении на условно осужденного обязанности пройти курс социализации специалист по социальному сопровождению осуществляет контроль за выполнением этой обязанности, информируя о прохождении курса сотрудника уголовно-исполнительной инспекции.

 

Вельский районный суд отметил, что заключения всех специалистов отличаются полнотой  и доступностью информации, со ссылками на данные дневников сопровождения.

 

Исакогорский районный суд сообщил, что органами предварительного следствия не всегда привлекались специалисты по социальному сопровождению, суд был вынужден обращаться к ним на стадии назначения судебного заседания, что существенно ограничивало эффективность социального сопровождения.

В некоторых случаях социальное сопровождение сводилось к проведению единственной беседы с несовершеннолетним, его законными представителями, сбором характеризующих данных и составлению на их основе дневников сопровождения и заключений (в некоторых случаях весь комплекс документов изготовлен в отсутствие контактов специалиста с несовершеннолетним).

По некоторым делам следователи и специалисты собирали официальную информацию о несовершеннолетнем из одних и тех же источников.

Обмен информацией между следователями и специалистами по социальному сопровождению не осуществляется, последние лишены возможности учитывать в заключениях сведения психолого-психиатрических экспертиз, поскольку не знают их содержание.

 

Котласский городской суд обратил внимание на то, что следователи не выносят постановления о привлечении специалистов по социальному сопровождению, продолжают приобщать к делам дневники сопровождения, а в заключениях специалистов по социальному сопровождению не отражаются сведения об изменении поведения подростка после совершения преступления.

 

Владимир Федорович Ротькин еще раз акцентировал внимание представителей органов предварительного расследования на необходимость в течение трех суток информировать соответствующие учреждения и организации о возбуждении уголовного дел в отношении несовершеннолетнего или привлечении его в качестве подозреваемого, как это предусмотрено пунктом 1.6 типовой рабочей инструкции специалиста.

Поручение органа расследования об осуществлении социального сопровождения не должно зависеть от категории преступления и потенциальной возможности прекращения дела, в том числе за примирением сторон, поскольку суд имеет право отказать в прекращении дела за примирением и постановить приговор также и в случае проведения процедуры медиации с наличием примирительного договора.

Не нужно путать социальное сопровождение и медиацию, это совершенно разные технологии.

В ходе социального сопровождения специалист разъясняет подростку, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести, положительное влияние процедуры медиации, а случае положительного отношения подростка и его законного представителя к медиации сообщает об этом органу расследования и специалисту по проведению процедур примирения.

 

Владимир Федорович высказал рекомендации органам расследования о вынесении постановлений о привлечении (а не о допуске) специалиста по социальному сопровождению на основании части 1 статьи 58 УПК РФ. Нецелесообразно поручать специалисту истребование официальных характеристик в отношении подростка по месту его учёбы, работы, места проживания, запрашиваемых самим органом расследования, поскольку это влечёт дублирование информации.

Специалиста следует привлекать именно для достижения целей, указанных в решении КДН от 20 февраля 2014 года № 1:

–изучение личности несовершеннолетнего (включая время после совершения преступления);

– выявление причин и условий, способствующих совершению преступления (отношение подростка, его законных представителей и окружения к совершенному деянию, наличие или отсутствие душевных переживаний, связаны они с причинением вреда в результате совершенного преступления или страхом предстоящего наказания и прочее);

– оказание необходимой помощи несовершеннолетнему (направление в медицинское учреждение, оказание психологической, юридической помощи, содействие в трудоустройстве);

– способствование разрешению конфликтов несовершеннолетнего с семьей, социальным окружением, пострадавшей стороной, что будет способствовать возможному примирению;

– разъяснение сторонам и суду обстоятельств по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию.

 

Очевидно, что сбор специалистом информации, необходимой для целей социального сопровождения, следует производить, не путем запрашивания официальных характеристик на несовершеннолетнего, а в ходе непосредственных встреч с ним самим, сотрудниками учреждений, организаций, предприятий по месту его учёбы, работы, пребывания и т.п.

Возможно определить специалисту конкретный срок представления заключения, учитывая, что целесообразно приобщать его к делу при окончании расследования, это позволит специалисту составить полное обоснованное заключение, содержащее предварительные рекомендации о мероприятиях по социализации несовершеннолетнего.

Сведения, изложенные в заключении специалиста, следует привести в обвинительном заключении или обвинительном акте, поскольку они являются обстоятельствами, подлежащими установлению, в соответствии с частью 1 статьи 421 УПК РФ. Специалиста необходимо внести в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, прилагаемый к обвинительному заключению или обвинительному акту, указав не место его проживания, а адрес соответствующего учреждения (организации).

 

Судам в случае прекращения уголовного дела по итогам предварительного слушания рекомендуется сообщить в соответствующие учреждение, организацию о принятом решении для прекращения социального сопровождения. При назначении судебного заседания судам следует осуществлять вызов специалистов, направив извещение в адрес соответствующих учреждения, организации, где работает специалист.

 

Если социальное сопровождение несовершеннолетнего по поступившему в суд делу не производилось, судам рекомендуется привлечь специалиста для осуществления социального сопровождения в период до начала судебного заседания (в этом случае специалист представляет заключение в судебном заседании).

Специалист при явке в судебное заседание представляет дневник сопровождения несовершеннолетнего. В случае невозможности явки по уважительным причинам соответствующие учреждение, организация сообщают об этом суду и направляют в суд дневник сопровождения.

 

В судебном заседании необходимо исследовать заключение специалиста и допросить его, разъяснив его права в порядке статьи 270 УПК РФ, в том числе о наличии дополнительных данных о несовершеннолетнем, полученных при продолжении социального сопровождения после окончания расследования по делу, в случае необходимости исследовать дневник сопровождения, который к делу не приобщается.

Специалист не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах совершения преступления несовершеннолетним, ставших ему известными в ходе социального сопровождения.

Данные заключения, допроса специалиста и дневника сопровождения рекомендуется использовать при вынесении приговора несовершеннолетнему.

По окончании судебного разбирательства дневник сопровождения следует вернуть в соответствующее учреждение (организацию), осуществлявшее социальное сопровождение, для использования дневника органами и учреждениями, исполняющими наказание.

 

Владимир Ротькин особо подчеркнул, что судьям, следователям и дознавателям, работающим в муниципальных образованиях, являющихся экспериментальными площадками для применения социального сопровождения несовершеннолетних, рекомендуется оказывать помощь специалистам по социальному сопровождению несовершеннолетних, в том числе в понимании юридических аспектов, касающихся квалификации преступных деяний, назначения наказания, освобождения от уголовной ответственности или наказания.

 

Директор Архангельского областного социально-реабилитационного центра Татьяна Изосимовна Артемова обратила внимание на необходимость установления разумных сроков для осуществления социального сопровождения:  

– Порой выносится постановление, согласно которому мы должны выполнить сопровождение за три дня. Две недели – это необходимый минимум, особенно с учетом того, что в нашем центре педагог-психолог к работе привлекается в обязательном порядке.

 

Председатель некоммерческой организации «Доверие» Елена Александровна Третьякова рассказала о первом опыте работы по социальному сопровождению подростка, находящегося в следственном изоляторе:

– Следователь дал нам разрешение на общение и тестирование подростка в закрытом помещении. Мы встречались с педагогами, родителями, собрали информацию для составления заключения. Официальные характеристики мы обычно запрашиваем у следователя, поскольку он их уже получил. А каким образом мы можем ознакомиться с материалами дела, которые касаются личности подростка?

 

Владимир Ротькин объяснил, что предпочтительнее составить письменное обращение (ходатайство) в адрес следователя, указав, что информация необходима для осуществления продуктивного, полноценного социального сопровождения, следователь сам волен определять, какую информацию он предоставит специалисту.

 

Активное участие к работе совещания принимала его постоянный участник, начальник отдела по надзору за соблюдением законов о несовершеннолетних и молодежи прокуратуры Архангельской области. Галина Ивановна Королева, обратившаяся с просьбой сообщать в рабочем порядке о возможных фактах недопонимания предназначения специалиста по социальному сопровождению:

 

– К сожалению, в судебном разбирательстве не всегда участвуют прокурорские работники, имеющие соответствующую специализацию. Порой путают медиацию и сопровождение. Социальное сопровождение – это, прежде всего, профилактическая работа с несовершеннолетним, в ее проведении должны быть заинтересованы все стороны, представители правоохранительных органов – в первую очередь. Если специалист по социальному сопровождению понимает, что подростку не хватает воли, нормального окружения, семьи, что ему необходимы особые условия обучения, воспитания, то он может рекомендовать направить его в спецучреждение закрытого типа. Подросток будет обучаться, получит профессию, уйдет от социального неблагополучия, повзрослеет, станет более самостоятелен в выборе решений. Возможно предложить при условном осуждении возложение на несовершеннолетнего дополнительных обязанностей, которые суд укажет в решении. Необходимо исходить из индивидуальных особенностей подростка, например, установив ограничения не покидать место жительства в ночное время, не посещать места, где реализуются спиртные напитки, продолжить обучение, трудоустроиться. Эти обязанности должны контролировать уполномоченные органы.

Возможно заявить суду ходатайство, указав: «Ваша честь! Действительно, потерпевшим заявлено ходатайство о прекращении дела за примирением сторон. Прекращение уголовного дела за примирением сторон – это не обязанность, а право суда. С учетом личности подсудимого и степени общественной опасности совершенного им деяния, в его же интересах мы просим не прекращать дело за примирением сторон, а применить к несовершеннолетнему принудительные меры воспитательного воздействия, поскольку это будет более эффективно влиять на его исправление и  убережет от дальнейших противоправных действий!»

Попытайтесь убедить суд, найти аргументы, суд может пойти вам навстречу. А органы предварительного расследования, в свою очередь, вправе принять решение о прекращении дела с применением принудительных мер воспитательного воздействия и направить дело в суд для того, чтобы суд применил эти меры к подростку.

 

Начальник областной уголовно-исполнительной инспекции Екатерина Андреевна Мазур сообщила, что на уровне областного управления федеральной службы исполнения наказаний заключены соглашения о сотрудничестве с восемью реабилитационными центрами, осуществляющими курсы социализации, программы, по которым они работают, должны применяться максимально широко, потому что они действительно эффективны.

 

Елена Алексеевна Дунаева, председатель Ассоциации медиаторов Архангельской области, заведующая отделением медиации областного центра психолого-медико-социального сопровождения «Надежда» посвятила свое выступление итогам работы медиаторов Поморья, отметив, что восстановительное правосудие развивается в Архангельской области с 2012 года:

– С прошлого года медиация – одно из самостоятельных направлений работы центра «Надежда», где создано отделение медиации, в штате – четыре сотрудника. Решением областной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав от 26 февраля 2015 года центр наделен полномочиями по координации и организационно-методическому сопровождению экспериментальных площадок. К 2018 году в Архангельской области должна быть создана трехуровневая система урегулирования конфликтных и криминальных ситуаций с участием несовершеннолетних, включающая службы школьной медиации в каждом муниципальном образовании, службы примирения по проведению медиаций по материалам об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, совершившего общественно опасное деяние до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность (не менее 10 служб) и территориальные службы примирения по проведению медиаций по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (не менее 12 служб).

На сегодня для проведения медиации по уголовным делам в десяти муниципальных образованиях образовано 12 служб примирения, включая три в Архангельске.

Число заявок на медиацию возросло с 307 в 2015 году до 317 в 2016 году, что в целом свидетельствует о надлежащем уровне взаимодействия между службами примирения и органами предварительного следствия, судами.

Больше половины заявок приходится на органы предварительного следствия (158). Не было заявок от органов следствия Новодвинска, Коряжмы, Каргопольского и Коношского районов. 75 заявок против 82 в 2015 году направлены органами дознания (кроме Котласского, Каргопольского, Коношского районов).

От судей городских и районных судов (Вельский, Котласский, Соломбальский суд Архангельска) поступили 39 заявок на медиацию.

35 заявок направили мировые судьи, из них 33 – мировые судьи Котласского судебного района.

Крайне мало заявок в Каргопольском и Коношском районах, куда я, как и в Устьянский район, выезжала лично, мы провели межведомственные совещания с правоохранительными органами, судьями, органами системы профилактики по проблемам внедрения медиации.

И если эти районы недавно включились в работу, то в Октябрьском округе Архангельска медиаторы работают с 2012 года, а заявок практически нет

В феврале 2017 года в Архангельский социально-реабилитационный центр поступила заявка от дознавателя отдела полиции № 4, коллеги передали ее в наш центр. В заявке не было номера телефона дознавателя для контакта, отсутствовала квалификация деяния, сведения о законном представителе несовершеннолетнего правонарушителя. Отыскав номер телефона дознавателя, мы узнали, что дело уже передано для соединения следователю того же отдела полиции. Связываюсь с начальником отделения, выясняется, что расследование дела будет окончено на днях, и оно направляется прокурору. Побеседовав с начальником следственного отдела, я поняла, что он не знает о содержании и целях восстановительного правосудия, понимания у него не было и нет. Он утверждал, что стороны примиряются у следователя и этого достаточно. Переубедить его было сложнее, чем мотивировать стороны конфликта на участие в программе примирения. И это после пяти лет работы медиаторов в Архангельске.

Центр «Надежда» готов работать по заявкам по уголовным делам, наш факс –20-62-80. Количество проведенных программ примирения по уголовным делам осталось на уровне 2015 года (111 против 112). «Центр «Надежда» по предложению наших норвежских партнеров успешно провел медиацию с участием подростка из Архангельска, отбывающего наказание в воспитательной колонии.

 

Количество завершенных программ примирения по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних сократилось со 104 в 2015 году до 88 в 2016 году, что напрямую связано со снижением в Архангельской области на 19,8 % количества преступлений, совершенных подростками, на 23,5 % сократилось число самих правонарушителей.

Треть всех примирительных договоров (30) приходится на Вельский центр «Скворушка», где все программы медиации в 2016 году завершились успешно.

Создано 11 служб примирения по материалам об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, совершившего общественно опасное деяние до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, две из них – в Архангельске, по одной в Северодвинске, Новодвинске, Котласе, Коряжме, Вельском, Каргопольском, Котласском, Коношском и Устьянском районах.

Существуют трудности с мотивированием по этой категории дел законных представителей несовершеннолетних: отказной материал должен быть рассмотрен в десятидневный срок, а после применения комиссией мер воздействия родители и опекуны не видят смысла участвовать в программе примирения.

Не всегда сотрудники ПДН при направлении заявки обращают внимание на возраст правонарушителя, хотя по отказным материалам предусматривается проведение медиации с несовершеннолетними старше десяти лет. В судьбе детей младше десяти лет могут принять участие школьные службы примирения.

В связи с декриминализацией побоев и некоторых других деяний поступило 10 заявок на проведение медиаций по делам об административных правонарушениях несовершеннолетних, не достигших 16-летнего возраста. По таким делам есть стороны конфликта, разница лишь в юридической оценке действий ребенка. Подобные правонарушения распространены. Представляется целесообразным разрешать эти конфликты, прежде всего, силами школьных служб примирения. Если они не созданы, по возможности, для лиц старше 10 лет привлекать территориальные службы. Необходимо разработать порядок взаимодействия субъектов программ примирения по делам об административных правонарушениях несовершеннолетних. И даже в его отсутствие при поступлении подобных заявок в центр мы их принимаем в работу.

 

Порядок взаимодействия субъектов программ примирения потерпевшего с обвиняемым (подозреваемым), подсудимым по уголовным делам о жестоком обращением с детьми в семье, в полной мере не работает: всего поступило семь заявок из Северодвинска, Коряжмы, Котласского и Устьянского районов. Приводинским социально-реабилитационным центром (Котласский район) проведено две успешные программы примирения.

 

Число несовершеннолетних, совершивших повторные преступления после медиации, составило 13,9 %, что почти в два раза ниже среднего по области показателя рецидивной преступности подростков.

Поскольку эти данные интересуют все причастные ведомства и службы на предмет эффективности проведенных программ примирения, видимо, есть смысл провести такой анализ в 2017 году.

В соответствии с лицензией на образовательную деятельность наш центр «Надежда» с 2016 года ведет обучение по программам «Медиация в восстановительном правосудии» (обучены 29 человек для работы в территориальных службах примирения), «Восстановительные технологии для педагогов школьных служб примирения» – обучен 21 педагог.

За счет средств городской программы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних Архангельска прошли обучение 20 педагогов школ областного центра. Всего за год знания получили 70 человек. На сегодня в области – 43 действующих медиатора территориальных служб примирения, еще 9 посредников мы подготовили в феврале 2017 года (включая трех сотрудников из учреждений исполнения наказания). Проект с Норвегией продолжается теперь по линии областного управления ФСИН.

С апреля 2016 года центр «Надежда» курирует школьные службы примирения. На днях мы обобщили информацию об итогах работы медиаторов школьных служб из 50 образовательных организаций. В 18 из них службы находятся в процессе создания. Стабильно работают 15 школьных служб, за год каждая из них провела не менее четырех восстановительных программ. Еще в 12 школах службы созданы, но работают не так интенсивно. Пять служб фактически деятельность приостановили.

Мы ориентируем педагогов на работу не только по мелким конфликтам между детьми, но по фактам совершения административных правонарушений и общественно-опасных деяний.

Полагаю, инспекторы подразделений по делам несовершеннолетних должны знать, в каких школах созданы и действуют службы, направлять заявки прежде всего, в отношении детей, не достигших 10-летнего возраста. Например, по Соломбальскому округу мы уже не одну заявку из ПДН перенаправили в школы № 37 и 59.

Центр «Судебно-правовая реформа» выпустил в электронном виде новый сборник «Создание и поддержка служб примирения в регионах», в  котором представлены материалы нашей области, включая новый регламент взаимодействия по уголовным делам и порядок действий по случаям насилия в семье.

В ноябре 2016 года в Уфе состоялось III Всероссийское совещание по вопросу организации деятельности комиссий по делам несовершеннолетних, темой которого стало применение в отношении несовершеннолетних медиативных технологий и работе служб медиации, что само по себе свидетельствует об актуальности данной проблемы, востребованности знаний о медиации. Уфа принимала 200 участников из 80 субъектов Российской Федерации. Итоги совещания показали, что наряду с имеющимся опытом применения медиации в отдельных регионах России, и в основном в образовательных организациях, единообразная практика пока не складывается, что объясняется недостаточным правовым урегулированием данной сферы (многие даже с понятийным аппаратом разобраться не могут). Представитель Минюста России заверил, что нормативные правовые акты находятся в стадии разработки. При таких условиях признано право субъектов Российской Федерации самостоятельно выбирать модели развития медиации. Мы пришли к соглашению о том, что обучение медиации должны осуществлять только практикующие медиаторы. Такой подход соответствует практике, сложившейся в нашей области.

Я обращаюсь ко всем участникам – мы открыты для диалога, всегда готовы поделиться информацией, разъяснить любые непонятные вопросы.

 

Заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при администрации города Архангельск Татьяна Александровна Самокиш отметила, что вопросов по социальному сопровождению в последние годы возникает значительно меньше, чем по медиации, смысла которой многие не понимают, а востребованность такова, что специалистов не хватает:

 

Число примирительных встреч и договоров в областном центре увеличилось, несмотря на снижение подростковой преступности. По делам о жестоком обращении с детьми мы получили три заявки, отправленные в ноябре 2016 года Еленой Петровной Коптяевой? дознавателем отдела полиции №2 (Исакогорский и Цигломенский округ). На сегодня по этим заявкам заключены два примирительных договора. Таких дознавателей нужно отмечать и поддерживать!

Количество причинения побоев в образовательных учреждениях, в торгово-развлекательных центрах, не сокращается, их очень много. В нашем городе в основном участники драк, жертвы побоев – дети младшего школьного возраста. Полагаю, что необходимо урегулировать порядок наших действий по административным делам, это крайне важно, поскольку по ряду дел подростки привлекаются к ответственности уже не в первый раз.

 

Владимир Ротькин, подводя итоги совещания, отметил, что информация о значении примирительных процедур с участием медиаторов по-прежнему доступна и понятна не всем судьям, следователям, дознавателям, социальным работникам и педагогам, в то время как общество заинтересовано не просто в прекращении дела за примирением сторон, а в восстановительном правосудии с участием посредников-медиаторов:

 Формальное примирение не приносит пользы его участникам и обществу. Чем раньше направляется заявка на медиацию, тем лучше, поэтому очень многое зависит от следствия и дознания. Круглый стол показал, что технологии дружественного к ребенку правосудия в Архангельской области развиваются и это радует. Главное, чтобы мы находили общий язык, а подростки совершали меньше повторных нарушений закона. Что касается новых документов, регламентирующих проведение медиации, в том числе по административным правонарушениям, нужно продумать их редакцию, содержание. Медиацию по делам о жестоком обращении с детьми важно проводить не только по случаям в семье, но и по делам с участием других лиц. В ближайшее время рабочая группа встретится для обсуждения всех затронутых сегодня вопросов. Пожелание к следователям и дознавателям – не нужно скептически относиться к социальному сопровождению и медиации. Я полагаю, что настороженность и неприятие происходят от незнания вопроса. Если вы изучите тему, то придете к убеждению, насколько это важно. Если у кого-то не хватает информации, документов, пожалуйста, обращайтесь, мы можем направить все по электронной почте. Елена Алексеевна Дунаева также всегда приходит на помощь. Только в содружестве – развитие!

 

опубликовано 10.04.2017 11:59 (МСК)